Квартира

Тамара прибежала домой и дверью хлопнула:

-Багров, ты где!

-Да тут я, — вышел из кухни субъект, одетый в трусы. Поедая солёный огурец, взглянул пытливо на супругу:

-Чего орёшь?

-Иди сюда, слушай.

Женщина пригнула голову и посмотрела на мужа:

-Мамка квартиру продаёт. Сегодня в три покупательница заявится, будет её смотреть.

-Так, — впихнул в свой рот и проглотил остаток овоща мужчина. И руки обтёр об себя. -А от меня чего требуется?

-Да ничего особенного считай, ты просто должен будешь молчать. Не издавать ни звука. Сядешь тихо на диван и сидишь мышкой.

-Понял. Так а ребёнка куда деть? Он у нас шумный, к деликатности не приучен.

-Егорку я пока к сестре отправлю, пусть пойдут погулять. В-общем, пока покупательница квартиру смотрит, мы с тобой молчим. Пусть думает, что квартира хорошая и про звукоизоляцию не догадывается.

***

У Лены вещей с собой было пакет да большая сумка, с ними она и шагала в свою новую жизнь, обременённую парой кредитов.

Квартира, которую она недавно купила, понравилась своей уединённостью и тишиной. Район, в котором дом располагался, был спальным, но с хорошей транспортной развязкой, то что нужно юной художнице.

Ну а сам дом, в который «въезжала» сейчас девушка, казался просто сказочным: элегантного вида двухэтажное здание, всего с одним подъездом. На двух этажах располагалось всего шесть квартир, так пояснила продавец, а вид с балкончиков этого дома открывался на берёзовую рощу.

На удивление, цена была небольшой, но это потому что сам дом старый. И скорее всего, в недалёком будущем, он пойдёт под снос. Когда Лена увидела этот дом, то почти сразу влюбилась. И без сожаления продала свою уютную однушку в центре, ради того чтобы переехать в это архитектурное чудо.

Дом встретил Елену величественной тишиной. Весь чёрный, прикрытый раскидистыми деревьями, с полукруглыми окнами, он показался девушке сказочным мрачным палаццо. Так и хотелось взять кисть в руки и изобразить его на холсте.

Лена вошла в гулкий тёмный коридор подъезда и прошла к двери с цифрой «2». Дрожащими руками вставила ключ в замок и открыла дверь…

-Добрый де-е-ень! — выкатилась из соседней квартиры низенькая полноватая девушка лет тридцати на вид.

-Здравствуйте, — струхнула от неожиданности Лена.

-О, Леночка, так ведь вас зовут, да? — растягивала лицо в улыбке соседка. -А вы знаете, я о вас уже наслышана от моей мамы. Это она продала вам свою квартиру. Да-да, — покачала головой девица. — Бывшей владелицей вашей квартиры была моя мама. Мы с мамой жили дверь-в-дверь, представляете.

Елена вежливо улыбнулась и повернулась чтобы зайти, но ушлая соседка юркнула в её новенькое жилище первей.

-Вы извините меня, Лена, что врываюсь, дело в том, что тут остались некоторые мои вещи. Я у мамы их оставляла.

Лена открыла было рот, наблюдая за тем как незваная соседка шастает по квартире, но наглая гостья не дала ей даже словечка вставить.

-Моя квартира почти такая же как ваша, но нас в ней трое проживает, а вы тут одна. Поэтому я оставляла у мамы свои вещи. Мои-то в мою маленькую квартиру не влазили, а ваша всё равно пустовала.

Лена проследовала с ключами в руках за гостьей. Та повернулась к ней и снова заулыбалась, показывая ямочки на щеках:

-Меня Тамарой зовут, очень, очень приятно!

В кухне в углу стояла клетка с кроликами. Происхождение «кучи» которая лежала рядом с клеткой, вероятно относилось к этим же животным. А ещё тут стояли ведро с помоями, огромная стеклянная бутыль, с вздувшейся перчаткой, надетой на горлышко, какие-то железяки и аккумулятор.

Лена поклясться могла, что ничего этого не было, когда она осматривала квартиру перед покупкой.

-Что это? Откуда всё это здесь взялось? — удивилась Леночка.

Тамара тряхнула своими кудряшками и закатилась невинным смехом.

-Так это я оставляла здесь, на время, пока вас тут не было. Вы не против? Я сейчас же всё заберу если вы против.

-Разумеется я против, — категорично заявила Лена. И нахмурила брови.

Тамара взглянула на Лену с неудовольствием и схватила в одну руку клетку с кроликом, а в другую — помойное ведро.

Пока Тамара выносила свой скарб, в квартиру вбежала ещё одна женщина, удивительно похожая на Тамару. Только старше и ещё полнее.

-Здравствуйте, добро пожаловать в наш гостеприимный и дружелюбный дом, — молвила тётка. — Лена, правильно? Я заберу через недельку рассаду. Да вот она, на окнах стоит. У вас солнечная сторона, а у меня квартира как назло тёмная, вот я и воспользовалась тем, что в квартире никто не жил. Вам ведь не жалко будет поделиться солнышком? Ну и чудесно, я буду забегать по вечерам чтобы полить, заодно и познакомимся с вами поближе. Я по глазам вижу, вы хорошая девочка.

Женщина так заболтала Лену, что та головой кивнула и промолчала.

***

В кухне попахивало ещё кроликами и их помётом, поэтому Лена распахнула окна.

Бесцеремонные соседки немного испортили первое впечатление от знакомства с квартирой, но чем больше Лена разглядывала своё новенькое жилище, тем больше успокаивалась.

Она установила посреди комнаты мольберт, и начала писать светлую, яркую картину.

И тут кто-то громко (бздыкнул) выпустил воздух.

Так явственно и так рядом, что Лена ахнула, раскрыла глаза и повернулась.

-Кто здесь?!

Обход комнаты, кухни, балкона, гардеробной и ванной ничего не выявил и Лена метнулась закрывать окно. Может быть звук был со двора?

Лена закрыла окно и тут услышала звук смывания бачка унитаза. Шумно слилась вода и загудело протяжно: у-у-у-у-у-у…

***

В доме ели, брякали ложками, стучали кулаком по столу, смеялись, разговаривали и шумели. Постоянно орал какой-то голосистый, невоспитанный мальчишка.

Нет, не в Лениной квартире всё это происходило, у соседей, но слышно было так, что казалось, что все эти соседи живут в квартире Лены. И всё это Лена слушала, свернувшись клубочком в углу дивана, ужасалась и кривила личико.

В доме оказалась ужасная звукоизоляция. Точнее, её не было тут совсем.

-Мама, — позвонила она матери. — Ты звонила мне?

-Да, я звонила тебе дочка. В чём дело, Ирочка Самолова сказала мне, что ты съехала со своей квартиры. Я не поверила ей и поехала к тебе, а там чужие, незнакомые люди живут. Что всё это значит?

-Мама, — задрожали губы у Лены. -Прости. Я совершила ужасную глупость.

Родительница замолчала, выжидая подробностей и Лена каясь и чуть не плача, принялась сознаваться.

-Я продала квартиру мама… И купила другую…

***

Мать примчалась к Лене встревоженная и злая.

-Променяла шило на мыло! Как ты могла, дочка? Мы с отцом с таким трудом заработали тебе на квартиру!

Женщина прошлась по комнатам и забубнила:

-И что хорошего в этой двухэтажке, что? Я тебя совсем не понимаю. А моя ли ты дочь? Может быть, я перепутала тебя в роддоме?!

-Мама прости! — бухнулась раскаиваться и просить прощения Лена.

-Ну хорошо. Воды мне налей, — попросила мать. И лицо её стало очень усталым. Усталым и старым. Вымотанным и измождённым.

-Может чаю? — забегала Лена.

-Нет, воды. В горле вдруг пересохло.

Женщина принялась пить, а Леночка замолчала.

И в установившейся тишине явственно послышался голос:

-Тамара, что там?

-Дак что там. Мамаша у ей приехали. Удивляются.

-О хосспади, ничего интересного. Тогда я не пойду пока поливать рассаду свою. Зайду к соседке позже. Не хочется впасть в немилость.

-Тамарка! Бумагу туалетную принеси! — крикнул мужской голос.

…Мама Лены едва не захлебнулась стаканом воды и как ищейка, подняла вверх голову, чтобы лучше было слышно.

Она слушала соседские голоса и лицо её хмурилось.

-Лена, что это? — потрясённо посмотрела она на дочь.

Лена всхлипнула и обречённо опустила голову.

***

Дальнейший вечер Лена провела в одиночестве, в совершенно удручённом состоянии. Теперь ей стала понятна такая большая скидка, которую ей сделали как покупательнице данной квартиры и прочие плюшки.

Лена лежала на своём диванчике и слушала как соседки пьют чай, смеются и обсуждают её разговор с мамой в деталях.

-Она отчалила и заявила что больше не желает переступать порог данной квартиры. И что остатки своей жизни посвятит не дочери а бездомным собакам.

-Ну и мать, скажу я вам. Вот нет чтобы разделись с дочерью радость приобретения квартиры и начинать готовиться к новоселью.

-А оно у нас будет, нет, новоселье это?

Лена закрыла свою голову подушкой и расплакалась.

Расплакалась от чувства обманутости и безнадёги…

***

Лена не поленилась вынести всю рассаду к дверям соседки, а потом позвонила:

-Наталья Михайловна, вот ваша рассада. Две недели прошло, как и договаривались, вы её забираете.

-Да ты что рехнулась девонька, — недовольно смотрела тётка-сплетница. -Смотри на улице похолодало, я не могу её посадить. Тебе что места на подоконнике жалко?

Лена не стала выслушивать гневные изречения соседки и пошла к себе. Закрывшись, она мстительно улыбнулась:

-А нечего было меня обсуждать!

Все свои последующие дни Лена посвятила даче объявлений во все газеты и сайты, о продаже квартиры.

-Продам эту квартиру и куплю нормальную. В обычном доме!

Работать тут, а особенно писать свои картины, Лена не могла, не хотелось и вдохновения не было.

 

Активизировались разговоры соседушек по-вечерам, в кухне, Лене они были слышны. В квартире у Лены пока не было ни телевизора, ни обычного радио, поэтому гнетущая тишина располагала к подслушиванию соседей.

-Тамара, ну чего там наша злобыня-соседка, собралась квартиру эту продавать.

-Да ты что, Наталья? Какая дурная весть. И чего ей тут не живётся? Ходи да радуйся жизни в своих немаленьких 42-х метрах…

-Не говори. Чего неймётся. И что? Покупатели нашей злобыне звонят?

-Звонила одна.

-Ой, а кто она? Я не могу в это поверить. А вдруг балаболка шумная какая-нибудь подвернётся, или того хуже, маргинальная личность?

Лена сузила глаза, услышав сплетниц.

«Ужас, они подслушивают все мои разговоры! Какие противные тётки. Бежать надо отсюда, я всего месяц тут живу, а уже ненавижу их всех».

…Путём нехитрых исследований Лена нашла, в какой комнате самая меньшая слышимость. Это была гардеробная комнатка. Именно в ней Лена стала вести все свои телефонные переговоры.

***

…Тамара с Натальей вовсю обсуждали свою новенькую соседку.

-Такая она нелюдимая, перестала здороваться.

-И со мной тоже.

-Очень странная. Вот бука!

-Она ни с кем не общается, но с кем-то балаболит постоянно по телефону. И стало вдруг неслышно, о чём она там разговаривает.

-Это плохо. Нам нужно быть в курсе её разговоров.

…Лена читала книгу, спрятавшись в гардеробной. Сюда она поставила кресло и расположилась с комфортом. Только здесь ей не было слышно соседей и можно было насладиться тишиной и покоем.

Но тут вдруг сбоку за стеной она услышала громкое жужжание перфоратора.

Кто-то из соседей сверлил стену и Лена в ужасе вжалась в кресло.

Перфоратор выключили и далее ковыряли в стене уже чём-то другим, Лена уставилась на эту стену широко открытыми глазами.

-Хрясь, — отпал кусочек штукатурки и Лена увидела то ли кончик отвёртки, то ли ещё какой железяки.

-Всё, — отчётливо услышала через стенку мужской голос Лена, — просверлил.

-А может ещё пару дырок сделаешь? — раздался рядом противный голос Тамарки.

-Хватит, — возразил мужской голос. -Если плохо будет слышно, ещё просверлю.

***

Виталик, молодой лопоухий сокурсник Лены, осмотрел дырку в стене, через выпуклые линзы своих очков.

-И что? — удивлённо посмотрел он на Лену. — Дырочка, ну подумаешь. Запень её, закрась и живи дальше. Квартира — классная. В ней даже гардеробная есть! А вид какой из окна!

-Ты не понял. Я живу тут как под микроскопом! — в отчаяньи заявила Лена. -Все мои разговоры прослушиваются, каждый мой чих обсуждается! Соседями!

-Ну не утрируй, сейчас во многих домах сильная слышимость. Постели на пол ковры, повесь на стену ковры. Купи телевизор и включай его. И не будет ничего слышно.

-Это кто там у нашей злобыни кудахчет? — вдруг явственно раздался голос соседки Натальи.

Лена угрюмо посмотрела на Виталика а тот покрутил головой, ища источник звука.

-Лена у тебя гости?

-Да нет у меня никого. Это соседи через стенку разговаривают!

-А какой-то хлыщ к ей пришёл. Сутулый, тощий очкарик, ещё и с большими ушами.

-Так злобыня наша сама не красавица.

Раздался противный женский смех.

Виталик растроился, наскоро распрощался и ушёл, сказав напоследок:

-Ковры не помогут, Лена. Твоя прежняя квартира была лучше.

***

Оставаться тут Лена больше не могла. Собрала вещички и поехала к подруге гостить.

Отсутствовала неделю, а когда вернулась, обнаружила что с квартирой что-то не то.

А точнее, половина квартиры просто исчезла.

Осталась прихожая, комната и санузел. А та часть прихожей, которая вела в кухню, гардеробную, попросту заложена свежей кирпичной стенкой.

-Да вы с ума сошли?! — вскрикнула Лена.

Остаток дня она провела за звонками в полицию, объяснении ситуации, общении с соседями, и нервами.

-А что ты думала, соседушка? — выставила руки в боки Тамара, — Оттяпала квартиру моей мамы и думаешь будешь жить с комфортом? Этот дом весь принадлежит мне и моим сёстрам! Жаль, мама продала свою долю. Но мы, урождённые Разбойниковы, всё равно вернём себе то что принадлежит нам по праву, не сомневайся.

После всех хлопот, Лена свалилась в постель спать. Но громкий лязг разбудил её посреди ночи.

Прогремело где-то с пола. Лена включила свет и с широко открытыми глазами смотрела в угол: там приподнялся вдруг коврик и открылась дверца. В отверстие в полу лезла уже соседка Наталья.

А голос Тамары уже верещала истерически у входной двери:

-Я задержу её тут! Главное не дать ей уйти!

-Зачем вызывала полицию? — закричала грозно Наталья.

Далее Лена не стала ждать погоды у моря. Вскочив, она открыла окно и спрыгнула.

Полёт до земли оказался несмертельным и хромая, Лена припустила бежать от ужасного дома.

***

Больше Лена не рискнула возвращаться в свою-не свою квартиру.

Состояние её было удрученным, пока не приехала к ней та женщина, у которой Лена купила квартиру.

Разбойникова была старенькой бабушкой, со злым лицом.

-Вот прямо принцесса вся, на горошине, чего не живётся? С людьми нужно ладить уметь! Я верну тебе твои деньги, только забери своё заявление!

***

… Лена шагала в свою новую квартиру уставшая.

Да, она продала ту злосчастную квартиру и купила другую, в центре.

С новыми соседями, которые встретились ей на лестнице, не поздоровалась.

Прошла к себе без эмоций, закрылась и легла на диван.

Слышимость была и в этой квартире тоже, но не до такой степени явная, как там.

Лена установила посреди комнаты мольберт, и принялась писать мрачную, тёмную картину.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.65MB | MySQL:47 | 0,085sec